Тлеуберген Жумамуратов

В Республике Каракалпакстан в эти дни широко отмечается 100-летие со дня рождения народного поэта Узбекистана и Каракалпакстана, писателя, драматурга, публициста, лауреата Государственной премии имени Бердаха Тлеубергена Жумамуратова.

Т. Жумамуратов
Т. Жумамуратов

Т. Жумамуратов родился в 1915 году на берегу Аральского моря, в Муйнакском районе. Привлекшие его взоры и внимание еще с детства, в его творчестве нашли отражение природа родного края, красота Аральского моря, смена времен года а также трудовой быт рыбаков Арала. Художниками Каракалпакстана создавались портреты поэта. Так, несколько вариантов его портретов создал народный художник Узбекистана, академик Академии художеств Узбекистана Жоллыбай Изентаев. Его картина «Поэт Тлеуберген Жумамуратов» привлекает внимание многих любителей изобразительного искусства тем, что в ней отражены черты характера  поэта, который жил и творил для народа.

Кроме того, портреты Т.Жумамуратова создавались такими художниками, как  Николай Корнилов,  Кауендер Бердимуратов, Ислам Жаксыбаев, Ислам Алибеков, Мурат Худайбергенов, Ажинияз Худайбергенов, Гулайым Кабулбекова и другими.

Тлеуберген Жумамуратов — народный поэт Каракалпакии. Изданы его сборники стихов «Любовь сердца» (1956 г.), «Мои современники» (1960), «Звезды эпохи» (1963), «Избранные стихи» (1967). Он является автором повести в стихах «Дружба» (1958) и комедии «Шутки девушек». Им написаны также две книги рассказов и очерков. Сборник стихотворений Т. Жумамуратова издан и на узбекском языке (1963).

Тлеуберген ЖумамуратовТлеуберген Жумамуратов известен и как поэт-сатирик. Его стихотворения «Сон «Маспамбета», «Драка с шубой», «Председатель — самокритик», «Скромный Алламурат» и другие произведения, разоблачающие бюрократов и подхалимов, стяжателей и пьяниц, пользуются в Каракалпакии большой популярностью. Дети любят его поэму «Два олененка».
Жумамуратов плодотворно работает как переводчик. Им переведены на родной язык многие четверостишия Омара Хайяма, стихи Расула Гамзатова, узбекских и казахских поэтов.

Отдельные стихи и рассказы Т. Жумамуратова переведены на русский, казахский, татарский языки.

Т. ЖумамуратовСегодня его дети успешно трудятся на различных отраслях производства. Малика Тлеубергеновна Жумамуратова – средняя дочь поэта, кандидат филологических наук. Талант, вероятно перешедший ей от отца, позволяет ей писать и олицетворять жизнь каракалпакского народа в произведениях.

Сегодня мы предлагаем Вам некоторые отрывки из произведении народного поэта Т.Жумамуратова и научную статью Малики Жумамуратовой посвященную творчеству ее отца.

Отрывки из произведений

«ГДЕ ВЗЯЛ НАПЕВ ПЕЧАЛЬНЫЙ СЛОВНО СТОН?»
«В СЕРДЦАХ ТВОИХ ПРАПРАДЕДОВ РОЖДЕН,
ОН БЫЛ, — СКАЗАЛ КОБЫЗ, — И ДЛЯ ТЕБЯ,
МНОЙ НЕПРИКОСНОВЕННО СОХРАНЕН».

****
«ТЕБЯ «ПОСЛУШАТЬ, В ЖИЗНИ НЕТ ПРЕГРАД,
ВСЕ ХОРОШО. ЧЕМУ ВСЕГДА ТЫ РАД?» —
СКАЗАЛ ДУТАР, -«ЧТО СТАЛО БЫ С ЛЮДЬМИ,
КОГДА Б И Я РЫДАЛ С КОБЫЗОМ В ЛАД?»

****

Я СТАР, НО СТАЛИ ПРИНОСИТЬ ПЛОДЫ, —
ЛИШЬ НЫНЧЕ, МНОГОЛЕТНИЕ ТРУДЫ.
ТАК ДАЙ, СУДЬБА, МНЕ НАСЛАДИТЬСЯ ИМИ,
ОТСРОЧЬ ПРИХОД ПОСЛЕДНЕЙ ТЕМНОТЫ!

****

БЕССОННОЙ НОЧЬЮ МЫСЛИ ВЕРЕНИЦЕЙ —
ЛЕТЯТ, МЕНЯ БЫСТРЕЙ ЛЮБОЙ ЗАРНИЦЫ,
ВОЗНОСЯТ ИНОГДА В ТАКУЮ ВЫСЬ,
ГДЕ НЕ БЫВАЛА НИ ОДНА ОРЛИЦА.

****

СРЕДИ ОКЕАНА Тлеуберген Жумамуратов.

Отражаются в волнах
Сумрачные скалы.
Две баржи на якорях
Дремлют у причала.
Тих Великий океан.
Незаметно было,
Что свирепый ураган
Набирает силу.
Что примчится он сюда
Кровожадным зверем,
И обрушится беда
На спокойный берег…
А пока что даль ясна,
Словно на ладони.
На одной барже слышна
Музыка гармони.
Гармонист и балагур,
Пел Иван душевно
Про далекий свой Амур
Давний вальс распевный.
Занятые чисткой рыб,
Подпевали чинно
Анатолий и Филипп—
Дети Украины.
В экипаже малом
Сын Татарии Аскат
Был капитаном…
Тишь и лад.
Песни чайками кружат,
Вьются над причалом.
Четверо простых парней.
Я таких же в каждом
Крае Родины моей
Видел не однажды.
Им всего по двадцать лет.
До сих пор не знали
Ни особенных побед,
Ни большой печали.
Служат честно,
А простой
Службы не бывает.
Экипаж баржи морской
Редко отдыхает.
Тем приятнее для них
Краткий час досуга…
Океан Великий тих.
Мертвый штиль.
Ни звука…
Но внезапно, как таран,
В день ворвавшись ясный,
Налетевший ураган
Взвихрил вал ужасный.
Тучи черной пеленой
Небеса застлали.
В смерчах пыли водяной
Заклубились дали.
Ветер взвыл
Хмельным ослом
И громадой вала,
Как гигантским кулаком.
Стукнул по причалу.
А другой безумный вал
Загудел свирепо,
С якоря баржу сорвал
И швырнул под небо.
Завели моторы, но,
Как в подвалах ада,
Не видать ни зги, темно.
Что же делать надо?
Как назло, радиосвязь —
Рация разбита! —
Сразу же оборвалась.
Не баржа, корыто!
Сжал Иван в руках компас,
Только толку мало:
Стрелки словно бы под джаз
Пляшут танец шалый.
Крепко сжал Аскат штурвал:
Надо поскорее
Отвести баржу от скал.
Ураган всё злее.
Слишком узенький проход
На простор. Веками
Здесь, у входа,
Жертвы ждет
Страшный «Чертов камень».
Ветер ухает, грозя
Голосом шакала:
«В бурю здесь пройти нельзя.
Разобью о скалы!»
У Аската страх рукой
Словно стиснул горло:
К «камню Чертову» волной
Их баржу притерло!
Вроде бы раздался скрип?
Около машины
Анатолий и Филипп
Грозную картину
Вдруг представили себе:
Рвет обшивку камень…
Неужель конец борьбе?
Гибнуть под волнами?!
Повернул Аскат штурвал,
Сжав его до боли
В пальцах,
И возвратный вал
Мимо беспощадных скал
Вынес их на волю!
Вырвались?
Пожалуй, да!
Радоваться рано!
Всюду черная вода
Злого океана.
Волны бьют
Со всех сторон,
Злобно всё корёжа.
Бак с водою был сметен,
Бак с горючим — тоже.
Сколько времени прошло
И в какие дали
Их скорлупку волокло,
Храбрецы не знали.
Словно в полночь, днем темно.
Знать, дела их плохи:
Двигатель заглох давно,
Пищи — только крохи.
Не стихая ни на миг,
Бешено и рьяно
Шторм тащил ребят моих
К сердцу океана.

II

Как тростиночка, пряма,
Ладна несказанно,
В это утро Насима
Пробудилась рано.
Ей приснился страшный сон —
Будто в дальнем крае
Затянула небосклон
Туча грозовая.
И с заоблачных высот,
Вспыхнув над простором,
Низвергался самолет
Жарким метеором.
И проснулась Насима,
Ужасом объята:
Слишком долго ей письма
Нету от Аската.
А давно ли милый ей
Посылал посланья
Точно каждые пять дней,
Как по расписанью?
Семь недель как ни одной
Самой малой вести!
Позабыл солдат морской
О своей невесте?
Нет! Не может быть того!
Дорожит он мною.
Приключилось у него
Что-то, знать, дурное.
И к тому же этот сон,
Где огонь крылатый,
Означает, видно, он:
Горе у Аската.
Может, у его родных
Что-нибудь узнаю?
Может, есть уже у них
Весть о нем какая?
Ждать нельзя —
Сойду с ума,
С сердцем нету сладу…
И, тревожась, Насима
В дом пошла Аската.
Шла она родным селом
В снежной пене белой.
Как обычно, жизнь кругом
Буднично кипела.
По делам спешили все.
Жег морозец щеки.
Вскоре вышла на шоссе.
Зимний лес во всей красе
Подошел к дороге.
Но в тот день
Не до земной
Красоты ей было.
Насима с душой больной
К Шентале спешила.
На разъезде Шентала,
Горечью томима,
Поезда переждала,
Что летели мимо.
Вот бы сесть в любой вагон —
И к морской границе
На Востоке Дальнем он
Пусть стрелою мчится!..
Вот и улица Канат.
Вот и дом Аската.
Насима, потупив взгляд,
Шла к дверям по саду.
И хотя был ясный день,
Странно ощутила,
Что легла на сердце тень,
Отнимая силы.
В сборе вся была семья.
Насима сказала:
«Рахимжан-ага… вот я…
Я…» — и замолчала.
Видя — посреди стола
Лег конверт из части,
Чутким сердцем поняла:
В дом пришло несчастье.
И прочла письмо с трудом
Насима сквозь слезы.
Командир писал о том,
Как пропали в штормовом
Океане — вчетвером —
Смелые матросы.
Поиски ведутся, но
Грустны результаты…
Неужель давным-давно
Нет в живых Аската?!
Мать, отец и Насима
Горестно молчали,
И клубилась в доме тьма
Гробовой печали…

III

Океанский грозный вал,
Словно лист кленовый,
Вверх и вниз баржу швырял
В темноте лиловой.
Ветер, словно дикий пес,
Зябко завывая,
Гнал баржу.
Крепчал мороз.
Мгла клубилась злая.
Дням давно потерян счет.
Снежные метели
Полдень, ночь, закат, восход —
Спутать всё сумели.
Только сумрак ледяной
И всегда нежданный
Голос бури громовой
И удар таранный.
Не изведав, кто поймет,
Как это на деле —
Испытаний и невзгод
Тяжкие недели!
Громыхая и дрожа —
Даже сталь устала! —
Неуклюжая баржа
Горестно вздыхала.
Смерть поймала на крючок
Этот дом плавучий.
Экипаж на волосок
Был от неминучей
Гибели в пучине вод.
Без руля и воли
Наугад баржа плывет,
Как перекати-поле.
Снег прошел в один из дней,
Но, как волчья стая,
Ветры выли всё сильней,
Не переставая.
Иногда из темноты
Появлялись важно
Черноспинные киты.
Как подлодка — каждый.
И акульи плавники
Чаще рядом, словно
Пашню вешнюю плуги,
Вспарывали волны.
Приходилось с каждым днем
Тяжелей ребятам.
Как бороться
С главным злом —
С голодом проклятым!
Никакой тебе еды:
Лишь одна картошка
И подпорченный воды —
Всем на сутки! — ложка.
На друзей глядит Аскат:
Страшно похудели,
Кости острые торчат.
Сколько тысяч лет назад
Парни вдоволь ели!
Потускнели звезды глаз.
Не орлы, живые
Мощи! Их узнать сейчас
Не смогли б родные.
Сели тесно —
Для тепла —
Друг около друга.
«Вроде буря понесла
Нас поближе к югу,—
Сообщил Аскат друзьям.—
Пароходных линий
Много там.
А значит, нам
Пересечься с ними.
Так что, братья,
К нам придет
Помощь непременно…»
Вскоре глянули: идет
Величавый теплоход
С воющей сиреной.
Не заметив, что ему
Подавали знаки,
Скрылся в облачном дыму,
В ураганном мраке.
И нахлынула опять
На ребят кручина.
Вновь сошли —
Спасенья ждать —
В тесную кабину.
И последний был сапог
Выварен и съеден.
А Иван шутил, как мог:
«Лично мне, друзья, пирог
Был бы даже вреден».
А Филипп взгрустнул всерьез:
«Пирогов, наверно,
Нам не будет…»
«Эй, матрос,
Не мотай нам нервы»,—
Возразил ему земляк.
«В центре океана
Отыскать нас —
Не пустяк.
Падать духом рано,—
Поддержал Аскат.— И мне
Здесь неинтересно.
Дома, в дальней стороне,
Ждет меня невеста.
Мы ребята, не трава,
Что под ветром гнется.
Скажем буре: черта с два!
Спасатели найдутся…»
Так старались поддержать
Юноши друг друга…
Потянулись дни опять.
Что ни день, то мука.
Донельзя истощены,
Долгой мукой этой
Не были побеждены
Сыновья моей страны,
Страны Заветов.

IV

Замела окрест зима
Снегом всё раздолье.
Шла с работы Насима
Тропкой через поле.
Холодна и тяжела
Непереносимо
Весть вчерашняя была,
Что погиб любимый.
А давно ли с ним вдвоем
В этом самом поле
Шли они весенним днем,
Радуясь?
Давно ли?
Говорил тогда Аскат:
«Насима, повестку
Мне прислал военкомат.
Жди меня, невеста!»
Было счастье их сердец
Истинно безбрежным!…
Неужель пришел конец
Молодым надеждам?
Насима пришла домой,
Радио включила,
И красавицу волной
Счастья окатило.
Диктор говорил о том,
Как матросов наших,
В океане штормовом
Без вести пропавших,
Спас американский флот.
Выпало отважным
Сорок девять дней невзгод,
Голода и жажды.
Тяжко было на барже.
Но врачи радиво
Лечат их: теперь уже
Ясно — будут живы!
Насима, притихнув, ждет,
Радио настроив,
Скоро ль диктор назовет
Четырех героев!
Прозвучало ей:—Аскат! —
Как гроза весною,
Как торжественный набат
Надо всей землею!
И она, схватив платок,
С радостью нежданной,
Под собой не чуя ног,
Полетела без дорог
К дому Рахимжана.
Прибежала наконец:
«Что, грустя, сидите?
Рахимжан-ага, отец,
Радио включите!»
Просиял воскресший дом,
Позабывший горе.
Шумно, тесно стало в нем
От народа вскоре.
Назавтра дружно,
Тесною гурьбой
Пришел народ
На митинг большой
(Тут и Насима
счастливая стоит…)
Аската мать
С волненьем говорит: —
«Живы парни, я безмерно рада.
Подвиг сына для меня — награда.
Поздравляю матерей
Верных трех его друзей
Со счастливой вестью.
Как единая семья,
Выдержали сыновья
Испытанье с честью.
Слава Родине и всем
Наставникам мудрым,
Девизы мира, дружбы, чьи,
Сына, поддержали,
Когда настал час трудный!
Всем спасибо, кто помог
В горе нашим детям.
Этот помощи урок
Памятен и светел.
Это для любой страны
Дружества наука.
Люди в мире жить должны.
Помогать друг другу.
Так же счастливы тогда
Были бы на свете
Все, как рада и горда
Я в минуты эти».

Философское осмысление духовно-нравственных ценностей в рубаятах Тлеубергена Жумамуратова

АРАЛ КИПИТ, НА БЕРЕГ ВОЛНЫ ШЛЕТ,
ОНИ КЛОКОЧУТ, ПЕНЯСЬ И БУШУЯ.
И В ТОМ ИМ ВЕТЕР, КАК ДУТАР, ПОЕТ,
ДОНОСИТ ПЕСНЮ, ВЕЧНО МОЛОДУЮ. — Тилеуберген.

Актуальность исследуемого вопроса объясняется тем, что приоритет развития любого общества в его духовно-нравственном облике. И изучение наиболее значимых для цивилизации произведения общепризнанных сеятелей прогрессивных идей, в данном случае, в лице лауреата Государственной премии имени Бердаха, народного поэта Узбекистана и Каракалпакстана Тлеубергена Жумамуратова (1915-1990), творчество которого оказало воздействие на всю духовную жизнь в рамках национальных культур, помогает воспринять ряд важнейших проблем гуманитарных наук.
Большой выразительности добивается поэт в философском осмыслении категории духовности и нравственности из самых разнообразных жизненных ситуаций в разных жанрах поэзии, прозы, драматургии в многогранном творчестве, в данной работе объектом изучения является его традиционный для восточной поэзии жанр – рубаи́.
Рубаи́ (во множественном числе «рубайат»), (другие названия: дубайти, таране) – четверостишие, форма лирической поэзии, распространённая на Ближнем и Среднем Востоке (наравне с газелью и касыдой). Прародителем служило устное народное творчество иранцев, в письменном виде существует с IX-X вв. По содержанию – лирика с философскими размышлениями. Наиболее известные авторы рубаи – О.Хайям, М.Гянджеви, А.Рудаки, З.Бабур [3]. Обращались к изысканной стихотворной форме рубаи и поэты последних век.
Рубаят Омара Хайяма прозвучал в каракалпакской литературе в переводе Т.Жумамуратова и был издан в печати отдельной книгой. Прав, государственный деятель К.Камалов, когда, высоко оценив поэтическую заслугу Т.Жумамуратова говорит, что не всякому подвластно воспринять, понимать, озвучивать на родном языке, сохраняя высокую эстетическую сущность оригинала произведения большого философа Востока [2]. В то же время, поэт-переводчик, и сам испытал свои возможности в этом жанре, достиг желаемых результатов художественного мастерства.
Как у других поэтов-мыслителей, в емкие четверостишия Т.Жумамуратова спрессованы нравственные установки и убеждения. В них богатый жизненный опыт старшего поколения переливается на духовно-этический опыт творца художественного слова. Тут жизненное кредо опирается на философию вселенной: «Мир изначально сотворен для всех!» Следовательно, всё творчество пронизано мыслью о разумном, мирном существовании людей всех стран в этом огромном пространстве − планета Земля, об их взаимопонимании, о том, что в любой точке Земли значимые общечеловеческие ценности как добро, труд, любовь, дружба как основы жизни объединяют человечество. Определение дружбы звучит: «Друзья мои − мой драгоценный клад, Со мной они в дни счастья и утрат. Без помощи товарищей надежных, Как одолел бы столько я преград?!»
На заре человеческой истории люди открыли свойства вещей иметь определенную значимость, удовлетворять те или иные потребности человека, быть полезным в чем-либо. Тем самым была открыта ценностная природа вещей. Статус ценности стал признаваться и за социальными институтами и духовными явлениями [4,433]. Когда поэт, сталкивается с проблемой философии фиксирующей соотношение личности и общества, глубоко чувствует, что духовная возвышенность личности, выражается в его активной жизненной позиции: «Человек, отдаленный от общества — дерево без корней, если ты ни с кем не озабочен, то для чего существуешь?!» (взят смысл).
Художественное восприятие Т.Жумамуратова обосновано на абсолютную гармонию мысли и чувства, его герой лирик, в то же время герой-мыслитель, его романтически возвышенный герой-мечтатель, в то же время серьезный и глубокий философ. Поэтому, в его следующих строках раскрывается философия жизни еще строже, напоминая о трагическом последствии безответственности перед обществом: «Я взлеты и паденья знал в судьбе, И понял, что на жизненной тропе. Нет горше горя, если, схоронив, Народ тотчас забудет о тебе».
Слово поэта о доброте своеобразно, конкретно: «Доброе − то, что сделал ты для других людей, Сердце твое согреет в стужу закатанных дней. Если хитер и лжив ты, эти черты дурные, Словно колючки, встанут все на тропе твоей».
По научным положениям, любая философия выражает то или иное отношение человека к миру, выступая тем самым как определенное мировоззрение.
Мировоззрение − это совокупность взглядов на окружающий человека мир и место человека в этом мире [4,9]. Оно выражается в различных формах, среди которых имеется и художественное представление, со структурой: знания, оценки, верования и убеждения.
В предисловии от редакции книги Т.Жумамуратова «Красавица Макарья» в русском издании, сказано, что «По эстафете времен от прославленных сказителей прошлого к Т.Жумамуратову перешел редкий дар импровизатора. Мастерски им владея, поэт добивается задушевного диалога с читателем.
Подкупает раскованность слога. Точность и емкость характеристик, которые дает автор своим героям. Произведения Т.Жумамуратова плотно «заселены» [1,5].
Эти оценки указывает на то, что:
-художественное мастерство поэта зависит от тех обстоятельств, которые оказали влияние на его мировоззрение;
об источниках духовного восприятия Т.Жумамуратова, можно сказать, что «животворные родники богатейшего каракалпакского фольклора неутомимо питают полувековое древо поэзии известного мастера»[1,5];
-он выполнил благородную миссию как носитель поэтической традиции своего народа, сохранил и развивал литературу идейно-художественном, жанровом отношении, обогатил национальный язык, воспевал общечеловеческие ценности на примере национального самосознания.
Творец искусства полагается на творческий дар – видеть невидимого, ощущать не пройденного, ссылаясь на этических, эстетических начал. В то же время, бесспорно, личный жизненный опыт играет значительную роль в художественном осмыслении. Тут сравнения бывают не только логическим, но и особо эмоционально-чувственными. Например, «Я любовался, стоя у крыльца, Как птица ставит на крыло птенца. И вновь подумал: выше всех вершин, Святые материнские сердца». Или же, «Знавал я пору холоднее льда, Не раз губила радость мне беда. На прошлое смотрю: не гладкий путь, Морской простор аврального труда».
В творческом наследии Т. Жумамуратова мы находим много напутственных слов и обращений к молодежи. Поэт психологически готовит молодежь к ее самостоятельной созидательной деятельности и аккуратно уберегает молодежь от заблуждения: «Что слава? Это ветер вихревой. Несет тебя, наполнив парус твой. Но чуть задремлешь, как умчится прочь, Наполнив паруса судьбы другой», находим мы на страницах его творчества. Эти наставления опять же опираются на анализ и выводов: «Смазливый ценит красоту лица, Силач твердит о силе без конца. Признался ль кто, что заяц он? Зато, что спит в них лев, считают все сердца».
Читая любое из этих произведений, невольно вступаешь в предлагаемый задушевный диалог. Соответствие или несоответствие деятельности людей нормам этики может выражаться в похвалах или порицаниях, в согласии с той или иной деятельностью или ее критике, в проявлении тех или иных моральных чувств, иногда в весьма неожиданном повороте: «Верблюд того не знает, что горбат. Не чувствует глупец, что глуповат: Куда не надо, лезет, получая, Тычки и тумаки взамен наград».
Основой духовных ценностей является традиционная этика семьи и родственных отношений, основными принципами которой всегда было почитание старших, взаимовыручка, забота о детях. Тут, позиция поэта конкретная: «метр измеряют с двух концов». «Твоя вина, что встал на пути воров, Твой сын. Метр измеряют с двух концов. Виновна голова, когда по грязи, Ступают ноги,−вот наказ отцов».
Если в этих строках так строго остерегается родители, то в других чувствуется радость за соответствие «двух концов»: «Птенца в гнезде готовят в путь к вершине. И черт отца всегда немало в сыне. Хоть говорим: «Сын превзошел отца!»−Обоими взята вершина ими».
Формирование нравственных оценок индивидов происходит на основе усвоения исторического опыта, национальных ценностей. Здесь учитывается не столько принадлежность индивида к той или иной этнической группе, сколько степень овладения им нравственной культурой общества, в котором существует данная этническая группа, нравственной культурой человечества. Осмыслить, воспринять этот сложнейший вопрос помогает нам творчество Т. Жумамуратова, чья поэзия особо укоренена с народным фольклором. Эта определенность оставляет след в его поэтических строках в эстетической форме: «Где взял напев, печальный словно стон?» «В сердцах твоих прапрадедов рожден. Он был, — сказал кобыз, — и для тебя, Мной неприкосновенно сохранен».
Следующее четверостишие автора, отражая противоречивость бытие, гласит: «Тебя послушать, в жизни нет преград, Всё хорошо. Чему всегда ты рад?» «Что стало бы с людьми, — сказал дутар,- Когда б я рыдал с кобызом в лад?»
По философским учениям, «бытие есть все, что есть. Это и материальные вещи, это и все процессы (физические, химические, геологические, биологические, социальные, психические, духовные) [5]. Творческое мышление человека, значит, тоже бытие, и оно диалектично.
Две пары четверостишия в приведенных выше примерах, являются динамикой мысли поэта. Тут имеется эстетическое восприятие особенностей двух национальных музыкальных инструментов, в то же время глубинный подтекст ведет к мысли, что было много грустного и радостного в истории народа. Даже последовательность куплетов построена с сочетанием творческого замысла, обобщая противоположность диалектики, эстетические нюансы поэтических образов наполняют душ одухотворенностью и оптимизмом.
Философское мышление ссылается на естественную закономерность бытия, так как, в сущности, жизнь кажется трагичной, в то же время оптимистична характерным для развития обновлениями: «Но в тот же миг, когда седой старик, Страдая, засыпает вечным сном. В другой семье младенца первый крик, Огромным счастьем наполняет дом».
В подобных рубаятах, как и в других произведениях поэта «за кадром» стоит условие здравомыслия о мирном существовании: «Мир изначально сотворен для всех!» В них философская мысль, обобщая противоположность диалектики, в эстетических нюансах поэтических образов, наполняет душу одухотворенностью и оптимизмом. Так как, в сущности, жизнь кажется трагичной, в то же время оптимистична характерным для развития обновлениями: «Но в тот же миг, когда седой старик, Страдая, засыпает вечным сном. В другой семье младенца первый крик, Огромным счастьем наполняет дом».
В заключении можно сказать, что духовно-нравственные ценности – основной пафос поэта-импровизатора Т.Жумамуратова, его крылья усвоения новых эстетических и жанровых высот. Это творчество, которое выражает апогей разума в сложном мире разнообразия и представляет собой образца духовно-нравственной возвышенности основанной на теорию «Мир изначально сотворен для всех!»

Литература
1.Жумамуратов Т. Красавица Макарья. Нукус, «Каракалпакстан», 1986.
2.Камалов К. Өшпес жулдыз, «Еркин Каракалпакстан», №37(17783), 2003,
3.Материал из Википедии, ru.wikipedia.org/wiki/Рубаи.
4.Основы философии. Ташкент, «Mehnat», 2004.
5.Спиркин А.Г. Учение о бытии.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ 5-ой МЕЖВУЗОВСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИИ:: «МИР НАУКИ И ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ». НУКУС, ИЗД. «БИЛИМ», 2011, С..89-94

В других разделах

Инвестиционные проекты

Инвестиционные проекты

Проекты, которые, на наш взгляд, могут быть интересны и способны привлечь инвестиции. Если вы являетесь инвестором и хотели бы обсудить один из проектов, или у вас есть проект, который вы бы хотели отправить на рассмотрение, пожалуйста, свяжитесь с нами, заполнив форму ниже, либо позвонив по телефону в разделе «Контакты». Мы будем рады обсудить возможное сотрудничество и ответить на все ваши вопросы.

Специалисты

Специалисты

В данном разделе представлены различные специалисты, ученые, заслуженные работники разных областей Республики Каракалпакстан. Здесь вы можете найти различную информацию о них, а также, заполнив форму ниже, связаться с администрацией сайта о возможном сотрудничестве.

Туристические маршруты

Туристические маршруты

Мы с удовольствием организуем вашу поездку в Каракалпакию, расскажем и покажем вам самые удивительные места и возьмем на себя все хлопоты, связанные с организацией. В случае, если вы не определились, какой из туров вам подходит больше, мы поможем вам с подбором тура и мест, которые можно посетить. Если вы сами являетесь организатором и у вас есть, что предложить нам, вы можете отправить заявку на рассмотрение и вскоре ваши статьи и маршруты будут опубликованы на сайте.